Новости
В декабре пенсионерам выплатят двойную пенсию (ВИДЕО) Пенсионерам заплатят наперед деньги за январь. 15.12.2017
Фантастика стала реальностью: В скором будущем улицы будут освещать растения На улицах наших городов мы привыкли видеть немало растений, которые выполняют, как правило, чисто декоративную функцию.... 15.12.2017
Украинская кузница ПТРК “Скиф”, “Барьер”, “Корсар”, и комплекса “Сармат” бьет все рекорды, - Злой одессит КБ “Луч” - это не только кузница таких ПТРК, как “Скиф”, “Барьер”, “Корсар”, но и ЗРК “Арбалет-К”, комплекса “Сармат” и... 15.12.2017
Северная Корея может применить биологическое и химическое оружие Северная Корея угрожает миру не только ядерным, но и химическим, биологическим оружием

15.12.2017
В космической пыли обнаружили молекулы воды Как оказалось, вода образуется благодаря взаимодействию космической пыли и солнечного ветра 15.12.2017
Умные обезболивающие препараты изменят наш мир, - ученые Издание The Next Web изучило потенциальные риски умных таблеток с датчиками, разработанных американскими учеными. В... 15.12.2017
Илон Маск считает, что основная проблема общественного транспорта - это сами пассажиры По словам основателя Tesla и SpaceX, никому не нравится общественный транспорт как раз в силу его неудобства и... 15.12.2017
Финансисты рассказали, что будет с долларом на этих выходных Всю эту неделю валютный рынок не на шутку лихорадит. Доллар на торгах за эти дни вырос на 61 копейку — с 27,10/27,12... 15.12.2017
Ученые нашли останки гигантского пингвина размером с холодильник Древняя птица была такой же огромной, как современный холодильник 15.12.2017
"Киевстар" оштрафуют на 21 миллион гривен за ложь Антимонопольный комитет Украины выписал мобильному оператору "Киевстар" штраф в 21 млн грн за распространение... 15.12.2017




Магазин сантехники
Предлагаем купить сантехнику в Киеве. Отличная цена!
dushik.com.ua

Курс банковских металлов НБУ Курсы валют Стоимость нефти (ICE)
грн./тр.унциюИзм., %
Золото34289.918+1.198
Серебро438.834+2.475
Платина24038.575-0.160
 ПродажаПокупкаНБУ
USD27.65027.00027.410
EUR32.60032.31032.467
RUB0.4710.3320.467
$/баррельИзм., %Дата
BRENT63.25-0.09Dec
WTI57.3000+0.4538Jan
GAS OIL562.5000+0.1778Jan
Культура / №49(286) 20 ДЕКАБРЯ 2010
Мастер высокого жанра    Печатная версия    в избранное
ТЕАТР
Грузинский режиссер Роберт Стуруа знает о жизни и работе в театре всё и поэтому относится к ним как трагикомедии

О том, что Роберт Стуруа — великий режиссер, знают все, кто интересуется театром. О спектакле «Бидерман и поджигатели» по пьесе Макса Фриша, который Тбилисский государственный театр им. Шота Руставели под руководством Стуруа показал в Киеве, мы уже писали. Заметка эта называлась «Театральный Моцарт нашего времени», и в этом названии не было ни капли преувеличения — великий режиссер, подобно великому композитору, умеет соединять серьезное содержание и безукоризненный профессионализм с внешней легкостью.

Расскажу об обстоятельствах, в которых Роберт Робертович дал это интервью, поскольку они говорят о нем не меньше, чем всё вышесказанное. Самолет, на котором коллектив театра прилетел в Киев, вылетел из Тбилиси ночью. Долгий перелет, трансфер, гостиница, встреча в Национальном академическом драматическом театре им. Ивана Франко, пресс-конференция в грузинском посольстве. Наше интервью со Стуруа должно была состояться через пару часов после пресс-конференции, причем в эти два часа у режиссера было несколько встреч. К тому времени все, кто окружал Роберта Стуруа, предлагали мне перенести интервью на завтра, поскольку даже актеры, которые гораздо моложе Стуруа, валились с ног. Но Роберт Робертович сказал — раз интервью запланировано, значит, оно состоится в назначенное время. Оставалось только восхититься такой выдержкой и дисциплиной — и это в 72 года. Правда, в конце разговора Стуруа признался, что чувствует себя примерно на половину этого возраста…

— Несколько лет назад вы поставили в Москве «Последнюю ленту Крэппа», считающуюся одной из самых мрачных пьес «мрачного Беккета». (Сэмюэль Беккет — лауреат Нобелевской премии по литературе, основатель театра абсурда. «Последняя лента Крэппа» — пьеса об одиноком старике, который вспоминает неудавшуюся жизнь, слушая дневниковые магнитофонные записи разных лет. — «Эксперт».) Чем она вас привлекла? В ней есть что-то такое о жизни, чего вы раньше не говорили?

— Для меня этот рассказ о человеке, который не очень удачно завершает жизнь, беседует сам с собой и со своим прошлым, вспоминает ошибки и ищет причину своего сегодняшнего состояния, — история и обо мне. Казалось бы, я должен ощущать себя довольным и счастливым, но на самом деле испытываю те же чувства, что и Крэпп. Почти мы все со временем оказываемся в подобной ситуации, несмотря на то что, может быть, очень хорошо живем, известны и так далее. Беккет подводит к этому выводу осторожно, в пьесе нет указующего перста автора, идеология как бы размыта.

К сожалению, моя постановка оказалась погруженной в не совсем свойственный Беккету мир, более бытовой, чем хотелось бы. И тут дело не только во мне. Нашим актерам и в Москве, и в Грузии трудно играть Беккета. Они всё еще как бы находятся внутри «мхатовской школы», где обязательно присутствует быт.

Опера «Мазепа» Петра Чайковского в московском Большом театре (постановщик — Роберт Стуруа)

— Удивительно — ваша насыщенная событиями и людьми жизнь совершенно противоположна одинокой «крэпповской», а вы говорите, что итог всё равно получается один…

— Вы знаете, время от времени надо отрываться от тех, скажем так, событий и институций, которые тебя извращают, заставляют свернуть с дороги самопознания. Я очень высокопарно выражаюсь, но мне не приходят сейчас в голову другие слова.

Игра в экстравертов

— Разве работа в театре не помогает в самопознании?

— Помогает. Но в то же время отнимает у тебя тебя самого. Театр — это такое немножко вампирообразное существо. В нем работают люди, которых ты должен как-то объединить, а это почти невозможно. И много мелочных дрязг, которые для меня невыносимы. Я, например, не могу кричать. Многие режиссеры на репетициях орут, ругаются, а мне это противоречит по моему человеческому складу.

— А мне всегда казалось, что театральные режиссеры — экстраверты.

— Нет. Режиссеры играют в экстравертов. Им приходится это делать. Потому что режиссер — тоже актер, но не для публики, а для самих актеров. Или еще для кого-то.

По поводу взаимоотношений с актерами расскажу одну давнюю историю. Я тогда уже служил в театре имени Руставели, начал ставить свой второй спектакль. Прихожу домой часа в два ночи, мама открывает мне дверь и говорит: «Твой отец на тебя очень зол. Он сейчас сидит на кухне». Отец мой был красавец, художник, богема, рисовал только женщин и церкви, его все в городе знали. Я подошел к нему, спросил, в чем дело. Он сказал: «Я сейчас был в ресторане с актерами вашего театра. Они очень плохо о тебе отзываются».

«Я не могу скучать в театре. Моментально засыпаю. Поэтому ставлю спектакль так, как будто я — зритель, сидящий в зале»

Дело в том, что рядом с нашим театром был ресторан «Тбилиси», куда все наши артисты и я с ними ходили — обычно одалживали деньги в кассе взаимопомощи, а потом отдавали с зарплаты. Я сразу понял, в чем дело. Говорю: «Отец, ты — художник, работаешь один, рисуешь красивых женщин еще красивее, чем они есть, рисуешь церкви, приближаясь к Богу. А я — режиссер, который должен распределить роли в пьесе и для этого выбрать 12 человек из 80. И когда я вчера вывесил список актеров, занятых в моем спектакле, эти 12 человек со мной здоровались тихо, чтобы другие не заметили, а остальные 68 проходили мимо, не здороваясь. Вот с ними ты и сидел в ресторане».

Вообще распределение ролей — ужасный момент для всех. Представьте себе — актер приходит в театр, сидит и ждет, когда его займут. Причем право вершить его судьбу имеет человек, который, возможно, вместе с ним учился, просто на другом факультете. Вот вы можете что-то написать в стол, думая, что это когда-нибудь опубликуют, а у актера такой возможности нет. Это жуткое чувство.

— Это понимание актерской судьбы перерастает у вас в чувство жалости? Вы когда-нибудь давали актеру роль просто потому, что он долго находится в простое?

— Нет. Я даю роль тому, кому считаю нужным. Например, когда я ставил шекспировскую трагедию «Ричард Третий», у нас в театре было шесть потенциальных Ричардов, замечательных актеров. А я дал эту роль комику Рамазу Чхиквадзе. И выяснилось, что он не только комический, но еще и трагикомический артист. Для меня это высшая категория актерского мастерства.

— Эти шестеро вас долго терпеть не могли?

— Нет, грузины незлопамятный народ.

— Раз мы заговорили о грузинах, спрошу об Отаре Иоселиани. Вы учились с этим кинорежиссером в одной школе. Он уже давно живет и работает во Франции. Вам ведь тоже, наверное, много раз предлагали, когда вы ставили спектакли за рубежом, остаться.

— Отар уехал еще в советские времена, понимая, что здесь ему сложно будет работать. У него есть замечательные французские фильмы, но его грузинские картины мне больше нравятся, и я думаю, что они всё-таки лучше.

Да, мне предлагали уехать, но я не мог. И не только потому, что я такой патриот, но и по другой причине. В эмиграции надо пробиваться, устраиваться, куда-то ходить, что-то просить. Я этого делать не умею и не могу.

Опера «Мазепа» Петра Чайковского в московском Большом театре (постановщик — Роберт Стуруа)

— А как вы работаете с актерами за рубежом? Применяете какие-то другие подходы, не такие, как в своем театре?

— В конце концов, я пришел к заключению, что все актеры одинаковы. Есть просто талантливые и неталантливые. А актерский мир един. И мир театра в целом тоже.

От сюжета к метафизике

— Давайте вернемся к связи театра и жизни. Вы поставили Беккета. Много ставили Шекспира, который в «Макбете» дал определение жизни как истории, рассказанной безумцем. В ней, мол, шум и ярость, и никакого смысла. В пьесах Чехова жизнь просто беспросветна. Почему классики, которых вы ставите, так мрачно думали о жизни?

— Я не думаю, что они думали о жизни так уж мрачно. Другое дело, что они хотели отразить то, что происходит. Старались разобраться в этом и еще глубже заходили в какую-то беспросветность, потому что, понимая причины происходящего, еще больше теряешь надежду. Чехов видел, куда катится страна. И она действительно пришла к тому, о чем он написал в «Вишневом саде», — этот сад вырубили…

А Шекспир по сравнению с Чеховым циничнее, веселее, хулиганистее. Он всё время как бы более витальный, несмотря ни на что. Как мне кажется, он был по натуре азартным человеком. Сидел внутри него какой-то чертик.

— Тут надо спросить — вы трагикомедию любите как жанр или…

— …нет, как отражение жизни. Мне кажется, трагедии в чистом виде не существует. И учтите, что комедия возникла после трагедии. Так что это высший этап проявления человеческого мышления.

— А трагикомедия, надо полагать, — еще более высокий. По вашим спектаклям видно, что вы везде ищете возможность проявления комического начала.

— Мне запомнился эпизод из одного старого фильма, где Джейн Фонда играет профессиональную проститутку. Во время очередного сеанса она имитирует бурные чувства, стонет, поднимает руку, как будто собирается приласкать мужчину… и вместо этого смотрит на часы. Оказывается, она куда-то опаздывает. Вот вам пример того, как комическое может проявиться в любом эпизоде.

— Мне кажется, работа режиссера похожа на то, что делает Фонда. Он тоже должен удовлетворить публику и четко рассчитать всё по времени…

— Я думаю, режиссеры публику скорее насилуют (дружно смеемся).

— Кстати, о зрителях. Классик театра Ежи Гротовский к концу жизни вообще от них отказался и использовал театр как средство человеческого самоусовершенствования. А у вас нет такого соблазна?

— Нет. Гротовский — замечательный мыслитель, я бы сказал, мистик. Но театр без зрителей — это уже нечто иное.

«Бидерман и поджигатели» в Киевском театре им. Ивана Франко (постановщик — Роберт Стуруа)

— Да, но вы в начале нашего разговора сказали, что не хотите, чтобы вас всякие институции уводили с пути. А разве необходимость учитывать вкусы зрителей с пути не уводят?

— Не уводят, и объясню почему. Заметили ли вы, что в последнее время скука стала обязательной частью театральной эстетики? Если спектакль нескучный, то театралы говорят, что он несерьезный. Для них скука — обязательное качество глубоких спектаклей. А для меня это невозможно. Как говорят французы, я не могу скучать в театре. Я моментально засыпаю. Поэтому ставлю спектакль так, как будто я — зритель, сидящий в зале.

Но это не значит, что я примитивно пересказываю сюжет. Он должен быть увлекательным, чтобы зрителям было интересно, но из показанной истории каждый из них должен вынести своё. Кто-то ограничится сюжетом, кто-то пойдет дальше и задумается, допустим, о психологических мотивировках героев, кто-то еще дальше и попробует понять метафизику спектакля, и так далее.

— Тут я должен пояснить читателям, которые не видели ваших спектаклей, что на самом деле они очень непростые. И вряд ли кто-нибудь из зрителей способен расшифровать их до конца.

— Да. Но при этом всем должно быть интересно следить за историей, которая разворачивается на сцене. А для этого она должна быть ясной. Когда я прихожу домой из театра, моя внучка говорит: «Расскажи мне, дедушка, что ты смотрел». И я должен ей рассказать. Так меня учили.

— Насчет учебы. Я читал, что вы сначала во ВГИК хотели поступать. Зачем?

— Я считал, что театр — это вообще идиотизм. В глубине души я и сейчас так считаю. Тогда, спустя всего три года после смерти Сталина, в театрах шли какие-то абсолютно лживые рассказы о выдуманной жизни или трагедии, сыгранные с ложным пафосом. И я решил пойти учиться снимать кино, которое тогда переживало великий период, — итальянский неореализм, французская «новая волна», Феллини, Годар…

— Но теперь-то как раз всё наоборот — то, что вы говорите о тогдашнем театре, можно сказать о сегодняшнем кинематографе.

— Кино меня и сейчас очень увлекает, я люблю хорошие боевики, триллеры. Недавно, когда болел, посмотрел очень много фильмов. Должен сказать, что действительно встречаются ужасающие вещи, но есть и хорошие картины. Другое дело, что серьезное кино сейчас напрасно пытается копировать литературу. Я лучше потрачу время на чтение какого-то сложного писателя или философа, чем пойду в кинотеатр, чтобы увидеть двухчасовой эрзац идей этих людей, которые говорят в своих книгах лучше и мощнее.

Режиссерам верить нельзя

— Даже не могу сосчитать, сколько лет вы работаете в своем театре…

«Театр не влияет, как мне кажется, на жизнь. Мы просто можем напомнить зрителям о каких-то постоянных ценностях»

— Я тоже. Недавно был юбилей Гии Канчели (грузинский композитор, написавший музыку ко многим спектаклям Стуруа. — «Эксперт»), к которому я поставил на его музыку спектакль без слов. После спектакля он выступил и сказал: «Я работаю в этом театре вместе с Робиком пятьдесят лет». И я подумал — а я ведь пришел в театр раньше Гии. Михаил Туманишвили (режиссер и педагог, учитель Стуруа. — «Эксперт») привел меня туда, когда мне было девятнадцать лет.

Иногда я проклинаю это время. Но, наверное не существует художника, сапожника, ученого, который не проклинает свою профессию, думая, что он очень многое потерял, отдав свою жизнь служению этому делу.

— То, что театр — это идиотизм, вы в шутку сказали?

— Не совсем в шутку. Почитайте, что пишет о театре Лев Толстой. Он же потрясающе разбирает шекспировского «Короля Лира». Там Кент, которого Лир когда-то выгнал, потом возвращается к нему переодетым, и Лир его не узнает. И Толстой пишет — объясните, как можно так переодеться человеку, чтобы его не узнали (смеется). Ну, это надо всё читать, Толстой очень здорово издевается над Шекспиром и театром вообще. А потом, через два года, он сам, как Лир, убегает из дому, совершает перед смертью абсолютно шекспировский поступок.

На самом деле Толстой мог писать о Шекспире на равных, потому что они находились в одной сфере бытия. Я думаю, Толстой даже немножко завидовал тому, что Шекспир был избавлен от быта, от которого он как прозаик уйти не мог. Но и у него в прозе, например в «Войне и мире», есть мощные метафоры, почти поэтические.

— Вы до сих пор любите читать хорошую литературу?

— Люблю. Кстати, режиссеру это необходимо еще и потому, что актер должен чувствовать — ты знаешь больше, чем он. Хотя, конечно, хвастаться этим не стоит.

— Но не так давно я видел интервью, в котором пожилой театральный режиссер похвастался как раз тем, что с возрастом бросил читать художественную литературу — мол, ничего нового для себя он уже не узнает.

— Он лукавил. Не верьте режиссерам.

— Режиссерам вообще верить нельзя?

— Нельзя. Моя жена считает меня, скажем так, аферистом, потому что, если сравнить мои интервью, я в каждом из них говорю по-разному.

— Так вы же сказали, что режиссер — это тоже актер. А сами перед собой режиссеры играют?

— Иногда, особенно в моменты, когда надо быть уверенным в себе. Вот, например, самое сложное в режиссерской профессии — это выбор. Режиссер должен делать его постоянно и по разным поводам, а для этого нужна уверенность.

Помню, я в первый раз в жизни принимал костюмы. Это такой этап подготовки, когда за неделю перед премьерой актеры одеваются в костюмы героев пьесы и выходят на освещенную сцену, а в партере сидят режиссер с художником спектакля и делают замечания. Ну вот, мы сидим, на сцену выходит актриса и спрашивает: «Нельзя ли здесь сделать зеленую пуговицу»? Художник тут же начинает кричать, что нет, нельзя, зеленая пуговица не подходит к цвету костюма. Я молчу, потому что эта актриса играет главную роль, и я хочу, чтобы она была спокойна, а не нервничала из-за какой-то пуговицы. Но художник продолжает кричать, что это невозможно. В конце концов, все обращаются ко мне. И я, тогда еще несчастный, запуганный молодой режиссер, думаю, что мне сказать. С одной стороны, не хочу обидеть актрису, с другой — понимаю, что художник, может быть, прав. Я говорю: «Наверное, лучше будет сделать синюю…» И актриса тут же восклицает: «Гениально!»

Это я о пуговице рассказал, а сколько бывает ситуаций выбора, гораздо более сложных…

— Напоследок вопрос глобальный — о роли театра в обществе.

— Тут надо начинать с того, как театр воздействует на зрителя. Возьмем, допустим, «Ричарда Третьего». Думаю, что процентов сорок наших зрителей сами по натуре Ричарды и с удовольствием оказались бы на его месте. Но когда они смотрят в нашем театре этот спектакль, то начинают понимать, что Ричард — страшная личность, и внутренне настроены против него. Когда они приходят домой, то вечером всё еще остаются под этим впечатлением. Но уже на следующее утро встают и продолжают жить так же, как жили до этого спектакля. То есть мы не влияем, как мне кажется, на жизнь. Просто можем напомнить зрителям о каких-то постоянных ценностях.  

В 1990-х годах, когда жизнь в Грузии была очень сложной, я ставил спектакли не о конкретных событиях, происходивших у нас, а более универсальные. Мы как бы говорили зрителю — несмотря на то что сейчас всё перемешано и нельзя различить, где добро, а где зло, те истины, которые определяют постоянные нравственные ценности, не меняются.

Конечно, я тогда такими высокими словами об этом не думал. В Грузии как раз были суровые зимы, а отопление не работало, мы репетировали в холоде, актеры хоть двигались по сцене, а я в зале сидел, и у меня изо рта шел пар. Но премьеры у нас тогда были каждые два месяца. Потому что когда я заглянул в глаза актеров и увидел там тоску, мол, кому нужен сейчас театр, то понял, что мой долг… ну, слово долг по нынешним временам звучит высокопарно… я начал с ними работать. Сейчас мы понимаем, что это были самые лучшие времена нашей жизни. Да и спектакли получились неплохие.



Авторы: Сергей Семёнов

 печать  отправить ссылку другу  в избранное
КОММЕНТАРИИ


Нет комментариев.

ОБСУДИТЬ СТАТЬЮ



ЧИТАЙТЕ ЕЩЕ В РУБРИКЕ "КУЛЬТУРА"
Лондон станет украинским
В Лондоне 17–19 октября впервые состоится масштабный культурный фестиваль «Дни Украины в Великобритании», инициатором и организатором которого стал благотворительный фонд Firtash Foundation при финансовой поддержке международной группы компаний Group DF
Юбилейный джаз
В первые выходные дни осени, 4–8 сентября, в поселке Коктебель в пятый раз к шуму морского бриза присоединяется джаз
Музей, в котором не скучно
Изобразительное искусство
Столичный «Мистецький Арсенал» переворачивает традиционные представления о том, какой должна быть музейная экспозиция
Радуга на экспорт
Кинематограф
Обладательница «Золотой камеры» Каннского кинофестиваля и номинантка на «Оскар» Нана Джорджадзе рассказала «Эксперту» о том, что считает главным в кино и в жизни
Зависимые независимые
Точки бифуркации
Открывшийся в комплексе «Мистецький Арсенал» масштабный проект «Незалежні» показывает, как за двадцать лет независимости менялись представления отечественных художников о том, что такое Украина
Образцовое село Леонида Кучмы
Новые дворянские гнезда
Малая родина второго президента Украины выглядит такой, каким хотелось бы видеть каждое украинское село — зажиточным, отстроенным со вкусом, но без излишеств
Школа, техника, душа
Кинематограф
Кинофестиваль в Одессе наглядно показывает, что молодой мировой кинематограф, вопреки всем прогнозам, продолжает развиваться, а мастерство, раньше доступное лишь единицам, становится достоянием многих
Рок-колокола Новоселицы
Фестивали
Крупнейший рок-фестиваль страны может в следующем году переехать из-под Днепропетровска в Киев
Украинская мечта Татьяны Засухи
Новые дворянские гнезда
Пока Украина еще только собирается когда-нибудь стать членом Евросоюза, село Ковалёвка, судя по виду его центра, в него уже вступило
Дорогое качество
Компания Steinway Musical Instruments, производящая уникальные рояли и другие музыкальные инструменты, будет продана



   карта сайта
Публикации
Власть и оппозиция: рейдерский тандем на Днепропетровщине 30.11.2017
Собственники «Воли» ищут покупателя 29.11.2017

Новости компаний
Выбираем детские сапоги Выбирать обувь для ребенка на зимний сезон бывает мучительно сложно. Помимо широкого ассортимента и ценового разброса,... 15.12.2017
Сервисный центр TotalService Качественный ремонт техники с гарантией – это не миф. 13.12.2017
Своя картинная галерея – реальность или миф? Вот скажите, что обычно делают туристы из любой страны, попадая в новый для них город? Правильно, составляют для себя... 30.11.2017
Тумба под TV – стильное дополнение интерьера Технологии все больше врываются в нашу жизнь. Именно поэтому приходится искать оригинальные и качественные подставки,... 27.11.2017
Мебель для дома под заказ Красиво оформить интерьер жилья легко. А если вы приобрели мебель на заказ по индивидуальному дизайну – то это вообще... 27.11.2017
Новости от KINOafisha.ua
Загрузка...
Загрузка...
Билеты в кинотеатр IMAX






Главная Реклама на сайте RSS Архив Форум
Материалы помеченные значком имеют ограниченный доступ. Использование материалов Эксперт.UA разрешается при условии ссылки (для интернет-изданий - гиперссылки) на Expert.UA
©2004-2017 Эксперт.UA   Реклама на сайте